01.12.2011 Битва за металл

.

1 фотография

Британию захлестнула волна хищений цветного металла. Явление это не новое, но сегодня его масштабы стали действительно беспрецедентными, и занимаются этим уже не любители-одиночки, а хорошо организованные группы.

Новая напасть в Британии — хищения металлического вторсырья приобретают невиданные масштабы и становятся серьезной проблемой для хозяйства страны: останавливаются поезда, погружаются в темноту и остаются без связи жилые массивы, оказываются без крыш старинные церкви, стоят оголенными памятники участникам войн… Незаконная торговля металлоломом обходится стране в 800 миллионов фунтов в год.

Долго, наверное, не забуду, как отметила свой день рождения месяц назад. После дня путешествий по Линкольнширу сидим расслабляемся в гостиничном ресторанчике в прелестной деревне Newton on Trent, и вдруг бах! — вырубилcя свет, и как оказалось, надолго.

Доели-допили при свечах, гулять не пошли — в темноту погрузилась вся деревня. Наутро узнали, что с линии электропередач, которая проходит на высоте 18 метров (!), похищен кабель длиною в целый километр.

Страну захлестнула волна хищений. Не сказать, что явление новое, металл потаскивали всегда, но сегодня масштабы действительно беспрецедентны, и занимаются этим уже далеко не любители-одиночки, а хорошо организованные группы.

Крадут всё — от тележек из супермаркетов до кабелей электропередач, свинцовые покрытия крыш, мемориальные доски с памятников, крышки и решетки водоканализационных люков.

И есть этому простое объяснение: нынешние высокие цены на цветные и черные металлы, особенно медь и свинец, на Лондонской бирже металлического вторсырья и ненасытная потребность в металлоломе со стороны Китая и Индии.

Полагают, что примерно 60% украденного лома переправляется за границу.

Вот именно «полагают», ибо, как я поняла с того момента, как начала изучать вопрос, никто никаких конкретных цифр привести не может. Цифры и факты появляются лишь от страховых компаний. Так, Ecclesiastical Insurance, которая занимается страхованием церковного имущества, сообщила, что из 16 тысяч церковных зданий более трети стали жертвами краж, некоторые по нескольку раз.

Имущество церквей, соборов и мечетей по стране уже пострадало в этом году на более чем 4 миллиона фунтов, что означает 70%-ный рост по сравнению с прошлым годом.

Старинные церковные крыши из свинца не единственная цель, воры забирают и трубы, и бойлеры, и батареи отопления. Для удобства прибегают к хитростям: снимают, например, помещение для мероприятия, оставляют аварийные двери незапертыми на ночь.

В сложном положении оказывается English Heritage, уважаемая организация по охране памятников культуры, — пока они не позволяют listed buildings, т.е. тем, которые входят в список охраняемых законом, заменять украденную свинцовую крышу современными материалами. Для них происходящее вообще катастрофа.

А специалисты по предотвращению преступлений на полном серьезе советуют церквям… не оставлять никаких тележек не прикованными цепями на ночь (их ведь могут использовать преступники), сажать колючие кустарники вдоль стен, чтобы трудно было добраться до крыши, закрывать на замок все, что возможно. Не буду комментировать…

Забывают они (или никогда не расстанутся со своей наивностью) о том, что чаще всего имеют дело с профессионалами, которые способны снимать кабели с высоковольтных линий, с железных дорог и телефонных коммуникаций, что часть вторсырья переплавляется еще на территории Британии, что на всю катушку работает настоящая индустрия, и бороться с ней надо не колючими кустарниками.

Церкви фактически остаются один на один с похитителями и самостоятельно пытаются принимать меры. Так, в русском приходе церкви Святого Николая в Марстоне (Оксфордшир) прихожане оставались в палатках на ночь. В некоторых местах на новых крышах сделали вкрапления краски, чтобы дилеры видели ворованный материал.

Другой вопрос, хотят ли сами дилеры знать, что воровано, что нет? Все понимают, что начинать битву надо именно с них. В разговорах и планах это обсуждается, требования ясны: ввести систему оплаты при сдаче металла только банковскими переводами, никаких наличных, строго регистрировать удостоверения личности.

Полиция, конечно, принимает меры, но не отрицает, что не справляется. Как оказалось, ей не много и позволено, она даже не имеет права заходить в нелицензированные пункты приема металлолома, не говоря о том, чтобы закрывать их. Нормально?

Все отчаянно ждут нового закона, регулирующего работу сборщиков металлолома. Старый, 1964 года, безнадежно устарел. Правительство, слава Богу, зашевелилось, прошли обсуждения в парламенте — а вот когда новый закон выйдет, не объявлено.

А пока внимание к вопросу привлекают лишь журналисты, публика да местные власти: стыдят воров, дескать ничего святого у вас, ребята, не осталось, даже мемориальные доски с памятников героям и с кладбищ воруете, ах как нехорошо…

А ребята тем временем наращивают темпы, совершенствуют методы, внедряются в организации, например на железные дороги, узнают, где и что плохо лежит.

Буквально ни дня не проходит без сообщений о новых хищениях с чудовищными последствиями. Сколько еще будет отменено поездов, у кого вырубят энергию, чья церковь останется без крыши, жилые дома без Интернета и телефонов, с чьих памятников снимут мемориальные доски или и вовсе унесут бронзовые скульптуры?

 

Цифры:

£1 млрд — во столько обошлись стране хищения кабеля на железных дорогах в прошлом году;

16 000 часов задержек в движении поездов по причине хищения кабеля было зафиксировано в прошлом году;

£4724 — столько стоит тонна медного вторсырья сегодня; в июне прошлого года за тонну давали £3813; пик пришелся на февраль этого года, когда медь принимали по цене £6397 за тонну.

 

Голос России

Печать

Комментарии запрещены.

*/?>
Яндекс.Метрика